Ошибка выполнения запроса! - Incorrect key file for table './pravostok/stat_table.MYI'; try to repair it
Ошибка выполнения запроса! - Incorrect key file for table './pravostok/stat_table.MYI'; try to repair it
Ошибка выполнения запроса! - Incorrect key file for table './pravostok/stat_table.MYI'; try to repair it
«Милосердие и счастье – это синонимы»
Самый Восточный Журнал Образ и подобие «Милосердие и счастье – это синонимы»

«Милосердие и счастье – это синонимы»

Епархиальная газета "Образ и подобие"

07.02.2017

Иерей Николай Ворожбит, клирик храма святой преподобномученицы великой княгини Елизаветы, руководитель Отдела по церковной благотворительности и социальному служению Хабаровской епархии, рассказал нашему изданию, как не  «выгореть» от собственной доброты, кто такие сестры милосердия и почему даже самый толстый и совершенный каталог товаров и услуг никогда не сделает человека счастливым.

Отец Николай, расскажите, с чего начиналось Ваше личное  социальное служение.

Мне нравится выражение «Ближний – это тот, кто в тебе нуждается». Я вырос в многодетной семье, нас было четверо детей и много родственников; кто-то тебе помогает, но и от тебя постоянно требуется помощь, отдача. В многодетной семье очень хорошо прививается умение оказывать заботу.

Помню, мне было лет семь, мы с друзьями гуляли недалеко от  дома в лесочке (раньше дети еще гуляли без присмотра взрослых и без сотовых). Среди кустов увидели бездомного человека, вид у него был не совсем приятный, да и запах   не очень. Но мы не испугались, а, осторожно приблизившись, стали  с ним разговаривать. Он рассказывал какие-то истории, а позже мы выяснили, что он очень хочет есть. Нам с ребятами стало его жалко. Решили сбегать по своим домам и чего-нибудь принести. Кто хлебушка принес, кто котлетку, кто еще что-то. Были  очень рады, что  помогли чем смогли.

Как возник в Хабаровской епархии отдел  по церковной благотворительности и социальному служению?

– В феврале 2011 года состоялся Архиерейский Собор, в результате которого появился очень важный документ, который называется «О принципах организации социальной работы в Русской Православной Церкви». Именно благодаря этому документу 22 августа 2011 года указом правящего архиерея создан Отдел по церковной благотворительности и социальному служению.

В этом году Отделу исполнилось пять лет? Чего удалось достичь за эти годы?

– Да, все верно, 22 августа Отделу по церковной благотворительности и социальному служению Хабаровской епархии исполнилось пять лет. Юбилей, можно сказать, но мы не почиваем на лаврах: самое время оглянуться назад, посмотреть на дело рук своих — что-то скорректировать, что-то исправить, закрепиться на достигнутом и начать развивать новые направления.

Отрадно, что из года в год совершенствуется церковная система помощи нуждающимся. Самим многого не успеть и не добиться, поэтому очень важно привлечь как можно больше людей. Только за прошлый год более 1100 человек приняли вместе с нами участие в добрых делах. Сегодня более 40 нецерковных учреждений социального и медицинского профиля окормляется приходами нашей епархии. Еще 30  социальных служб и учреждений  действуют при епархии. Пять секторов специализируется на определенном направлении социальной деятельности, и каждому  есть чем гордиться. Например, Сектор поддержки семьи, материнства и детства, возглавляемый Верой Ивановной Дегтярёвой, длительное время ведет успешную работу по открытию кабинетов предабортного консультирования в женских консультациях и лечебных заведениях, а открытый три года назад при секторе клуб многодетных семей «Ландыши» не раз   становился призером и лауреатом различных конкурсов.

Уже не первый год реализует свою деятельность Хабаровская краевая общественная организация «Милосердие» под руководством Константина Ветренко, в прошлом году ставшая победителем Всероссийского конкурса помощи бездомным имени Надежды Монетовой. Один из проектов «Милосердия» - Центр социальной адаптации «Надежда», который помогает людям, оказавшимся в тяжелой жизненной ситуации. Им предоставляют крышу над головой, помогают  восстановить документы, найти работу. Иногородним помогают добраться до дому. «Автобус милосердия» и пороговый Центр адаптации «Ночлежка» также являются успешными проектами  «Милосердия».

В июле 2016 года в Хабаровске открылся Православный реабилитационный центр для алко- и наркозависимых, который получил название «Выбери жизнь». Проект осуществляет Сектор  по работе с алко- и наркозависимыми. Возглавляет его клирик нашей епархии иерей Владимир Белогубов. Центр может помогать 20 подопечным одновременно, предлагая им проживание,  помощь священнослужителей, профессионального психолога. Благодаря им, благодаря  труду и молитве  люди карабкаются из ямы зависимости от алкоголя и наркотиков.

Свято-Елисаветинским сестричеством милосердия организована патронажная служба по уходу за тяжелобольными и инвалидами на дому и в стационаре, постоянно действуют 20 сестринских постов. В 2016 году открыт и успешно функционирует первый на Дальнем Востоке малокомплектный церковный приют для одиноких пожилых людей с ограниченными возможностями - Марфо-Мариинская богадельня.

Большое подспорье для  Социального отдела -  созданное при нем волонтерское движение «Милосердие-ДВ». Добровольные помощники организуют различные благотворительные мероприятия, участвуют в праздниках и концертах, проводят тематические акции. Силами волонтеров реализуются такие успешные проекты, как «Гостиница для онкобольных детей с сопровождающим лицом». В гостинице могут бесплатно жить 6 онкобольных детей с сопровождающими взрослыми в период прохождения обследования, лечения на дневном стационаре или между курсами химиотерапии. Услугами гостиницы смогли воспользоваться 58 детей и 59 сопровождающих их взрослых. Еще постоянно действует  акция «Погуляй с малышом в домах малютки».

Отец Николай, что в планах Отдела?

– В ближайшее время ожидается открытие епархиального центра гуманитарной помощи для различных категорий нуждающихся, в том числе для одиноких матерей с маленькими детьми и кризисных беременных, отказавшихся от аборта в пользу рождения ребенка. Это большой, долгосрочный проект.

– А что самое сложное в вашей работе?

– Для меня милосердие и счастье – это синонимы, одно от другого неотделимо. Но от счастья неотделимо еще кое-что. Иван Сергеевич Тургенев сказал: «Если хочешь быть счастливым, сначала научись страдать». Ведь не научившись страдать, мы не сможем и  сострадать. В этом я вижу самую главную проблему. Вот пример: съездить дружно в паломничество, собраться вместе попить чайку – народу собирается много, а съездить утешить больного, посидеть рядом с одиноким - желающих найти трудно. Надо не бояться учиться жертвенности и ответственности, ведь они действительно нас делают счастливыми.

– Расскажите о сестрах милосердия, которые трудятся у вас.

– Это обычные женщины, с обычными профессиями – бухгалтера, педагоги, дизайнеры. У многих свои семьи – родители, мужья, дети. Они выбрали свое служение, движимые сердцем, всех их отличает доброта и чуткое отношение к чужой беде, неравнодушие и  любовь к ближнему.

По Вашему мнению, кто может стать  сестрой милосердия?

Мы приглашаем прихожанок попробовать себя – у Сестричества проходят встречи с желающими помогать в этом нелегком, но таком важном служении. Каждый год  мы организуем обучение на курсах по уходу за тяжелыми больными. После прохождения курса человек может самостоятельно начать ухаживать за своими родными или присоединиться к сестрам в качестве добровольного помощника.

И много ли таких желающих в Хабаровске?

Обычно в группу слушателей набирается 25-30 человек. Из них человек 10 становятся добровольцами, а еще одна или две сестры изъявляют желание вступить в Сестричество.

И все-таки, сестра милосердия – это призвание или любая девушка при желании может ею стать?

– Евангельское учение о любви к Богу через любовь к ближнему является сутью и главным принципом служения сестры милосердия. Служение сестры – это одна из возможностей спасения души своей и ближних. Я считаю, что сестра милосердия – это призвание. У нас в Сестричестве существует испытательный срок, только благодаря практическим делам милосердия можно увидеть меру возможности человека, но это, конечно, происходит не сразу.  Любой может стать добровольцем и помогать ближним, но только самоотверженный труд, искренняя любовь и сострадание приводят человека в ряды сестер милосердия.

– Чем же отличается сестра милосердия от медсестры, окончившей медицинское училище?

– Наших сестер милосердия  не зря называют «Ангелы в белых косынках» – в их сердцах нет казенщины и равнодушия, они для подопечных действительно как сестры: каждого обогреют, накормят, скажут доброе слово, вместе помолятся. Любовь и молитва – они ведь лечат не хуже лекарств.

— Милосердие — нечто само собой разумеющееся для христианина. Но ведь можно и «поломаться», кинувшись помогать всем нуждающимся. Как не переоценить свои силы?

– Все правильно, очень многие люди не знают своей меры. Одни, к примеру, всего боятся, считают, что они ни на что не способны, даже не попробовав себя в добром деле. Другие, став добровольцами, полагают, что в делах милосердия мера не нужна. В этом таится опасность скорого выгорания. Сначала  могут появиться сила, уверенность. Но проходит время, и без особой причины желания гаснут, сил становится все меньше. Опасно не заметить этот явный сигнал, важно делать остановки и оглядываться по сторонам. Привлекая к делам милосердия добровольцев, мы стараемся внимательно следить за их состоянием; кого-то необходимо подбодрить, а кого-то и приостановить.

Для верующего человека источником сил в делах милосердия является Христос, Который и есть Любовь. Участие в Таинствах Исповеди и Причастия в прямом смысле оживотворяют для дел любви.

Хорошей профилактикой, а для кого-то уже и лечением является смыслотерапия: все время себя надо подпитывать мыслями о том, для чего я это делаю. Еще очень помогает, когда стараешься получать радость от процесса, а не только от результата.

— Как Вы считаете, а может ли внешне доброе дело принести вред тому, кто его совершает?

– Настоящее доброе дело всегда приносит пользу и тому, кто его совершает, и тем, ради кого оно совершается. Но проблема в том, что у нас порой отсутствует рассудительность, опыт и подлинное сострадание, которое очень легко можно спутать с  простым саможалением. Мы очень часто мерим других по себе, а это является ошибкой. Одна из наших задач заключается в том, чтобы не порождать иждивенчество. Твое «добро» может быть некстати, не вовремя – и тогда  теряет свою ценность, ведь ложка дорога к обеду.

Еще важный момент. Человек, посвящающий себя доброму делу, должен спрашивать себя: не делает ли он это в ущерб своей собственной семье, своим родным? Хороши же мы будем, если посещаем дом престарелых, забывая своего деда-старика или бабушку. Думается, что в таком случае наши добрые дела вряд ли можно назвать в полной мере добрыми. Ведь если нами движет желание делать добро, то очень странно, что оно исчезает там, где появляются наши прямые обязанности – уход и забота о непосредственно родных. Когда мы ухаживаем за родными, нас вряд ли кто-то похвалит, оценит наши усилия, потому что мы обязаны их совершать. Напротив, придется выслушать еще массу упреков. Приезжая же к «чужой» бабушке, мы словно на голову выше становимся – здесь мы хорошие и красивые, тимуровцы просто.

Если доброе дело служит нам для поддержания самомнения, то вряд ли его можно назвать полезным для души.

— Но бывает, что и христианин, зная Евангелие, не чувствует в себе ни призвания, ни потребности сопереживать, помогать ближнему. Как с этим быть?

– А как быть, если мы не видим сопереживания в наших детях? Мы им показываем, объясняем, напоминаем, приводим примеры и т. д. Так нужно поступать и по отношению к самому себе, постоянно. Все время «подбрасывать дровишки», мотивировать себя. Умом понимаю, что надо трудиться, а внутри пусто, надо себя понуждать. Например, зашел я на сайт «Милосердие», прочитал рассказ об оказанной помощи. Или посмотрел фильм «Чем люди живы» – и все, загорелся. Еле отозвался на приглашение съездить в детский дом, страшно неохота, но зато потом радость на душе. Но это надо делать регулярно, чтобы приобрести навык.

Отец Николай, всем ли дано быть милосердными?

– «Будьте милосердны, как и Отец ваш милосерд». Эти слова Христа обращены ко всем. Желание творить добрые дела стучит в двери души каждого человека. Мир, лишенный желания помочь ближнему, не наполненный состраданием и любовью к нему, – ущербный мир. Это скажет каждый, кто хоть однажды положил яблоко в горячую ладонь больного или обнял замершего от прикосновения детдомовского малыша.

Наша задача – популяризировать милосердие. Когда мы проводим первую встречу с добровольцами, рассказываем обо всех направлениях, какие у нас есть, и стараемся, чтобы поле добровольческой деятельности максимально отражало личные наклонности и способности волонтера.

Потребность помогать другим заложена в нас изначально, нужно только найти возможность реализоваться.

А сталкиваетесь ли Вы с проблемой выгорания — когда приходит разочарование в нужности и полезности своего дела? Это частая проблема для волонтеров… 

– Важно помнить, что выгорание – это не враг, а лишь сигнал о том, что может с нами случиться при неправильном использовании наших сил и душевных ресурсов.

Лично для меня выгорание – признак маловерия. Поэтому, когда что-то подобное появляется в душе, надо усердней уделить внимание молитве, душеполезному чтению, надо поскорее встать на твердый фундамент, который есть Христос.

– Как Вы считаете, почему в современном мире наблюдается особенное оскудение милосердия, любви?

– Самый толстый и совершенный каталог товаров и услуг никогда не сделает человека счастливым, потому что он предлагает только брать, а в человеке заложена потребность отдавать, дарить себя другим. Общая причина, из-за которой оскудевает любовь, – это грех, черствость души, эгоизм, осуждение.

Но мне кажется, что как раз сегодня наоборот наблюдается не оскудение, а возрождение традиций милосердия. Любовь и милосердие не оскудевают в сердцах! Люди по-прежнему отзывчивы к чужой беде, по-прежнему неравнодушны – их много, они вокруг нас, помогают, активно принимают участие в добрых делах. И это очень хорошо!

Отец Николай, как вы оцениваете развитие социального служения в Церкви на сегодняшний день? Как бы вы сформулировали основную миссию социального служения?

– Важно, что жертвенное служение Церкви людям, попавшим в беду, становится примером для всего общества.

СПРАВКА

Сегодня в России действуют более 4000 церковных социальных учреждений и проектов. Среди них – 46 кризисных центров с приютами для женщин в трудной жизненной ситуации, свыше 60 центров гуманитарной помощи, около 40 богаделен (приютов для пожилых), в 57 храмах и общинах на территории России ведется работа с глухими и слабослышащими людьми, в 9 приходах помогают слепоглухим людям. В России работают 72 православных приюта для бездомных, 110 крупных благотворительных столовых, 12 автобусов милосердия (мобильных пунктов помощи бездомным). В Церкви организованы более 100 обществ, братств и групп трезвения. Также в России работают более 70 церковных реабилитационных центров для наркозависимых, 14 центров ресоциализации наркозависимых, 13 амбулаторных центров, 34 консультационных пункта для наркозависимых.

 

Миссией церковного социального служения является разносторонняя помощь ближним через привлечение внимания к нуждам обездоленных, призыв к личному участию в делах милосердия широких слоев общества,
защита и укрепление семьи, сохранение и возрождение традиционных духовно-нравственных семейных ценностей, повышение роли семьи в жизни общества.

По благословению Святейшего Патриарха Кирилла 46 октября этого года  в Москве проходил VI Общецерковный съезд по социальному служению. В нем приняли участие около 400 представителей 187 епархий Русской Православной Церкви – главы и сотрудники епархиальных социальных отделов, старшие сестры сестричеств милосердия, руководители церковных благотворительных учреждений.

Мне запомнились слова председателя Синодального отдела епископа Пантелеимона, который призвал не бояться сочувствовать страдающим. «Не надо бояться, что сердце разорвется, если впустить туда боль других. Сердце не разорвется, оно расширится, – сказал епископ Пантелеимон. – Но, плача, надо помнить и словах Христа, что плачущие воссмеются и возрадуются. Мы должны и плакать с теми, кто плачет, но и не унывать,  потому что всякое страдание во Христе становится не ступенькой к радости, а самой радостью. Эту радостную весть мы должны нести нашим подопечным, которые страдают, плачут и сетуют».

— У государства также есть структуры социальной помощи. Как вы оцениваете их эффективность?

– Государство, безусловно, помогает своим гражданам, но, к сожалению, его возможности не безграничны. Поэтому оно сейчас и дает возможность получения постоянного финансирования для некоммерческого сектора путем вхождения НКО в реестр поставщиков социальных услуг.

Отец Николай, как способствовать развитию социального служения?

– Мы стараемся следовать тому вектору, который задает нам Синодальный отдел, – стремимся использовать весь накопленный им опыт, чтобы развивать имеющиеся и разрабатывать новые направления социальной деятельности в епархии, применительно к нашим условиям.

— С какими проблемами сегодня  сталкивается социальное служение?

– У всех НКО проблемы схожи – это кадры и финансирование. Хорошие кадры требуют подготовки, а значит, затрат, долгосрочные проекты нуждаются в бесперебойном финансировании. То, что сейчас активно развивается волонтерское движение, – очень хороший показатель нравственного здоровья общества.

Я иногда в сети читаю такие вопросы: «Почему я должен помогать какому-то благотворительному проекту, старику, ребенку, если это обязанность государства? Ведь я работаю, плачу налоги, а государство все равно не строит больницы и не развивает медицину». А как вы объясняете своим прихожанам — зачем вообще, с точки зрения Церкви, нужна благотворительность?

– У нас нет задачи дублировать функции государства – мы не делаем за него работу, мы ему просто немного помогаем. Государственную социальную политику никто не отменял – конечно, оно помогает, просто есть подопечные, которые по различным причинам либо не могут воспользоваться этой поддержкой, либо она для них недостаточна. Благотворительность – это наш вклад в дела любви и помощи ближним. Я лично среди верующих таких недоумений и вопросов вообще не встречал. Все понимают, что нужна благотворительность. Другое дело – личное участие в ней. Вот для этого мы и существуем: инициировать, создать условия и организовать.

— Ведение такого количества социальных проектов требует серьезного финансирования. Откуда идут средства на эти проекты? Кто Ваши помощники?

– Наши помощники – это обычные неравнодушные люди, они вносят свой вклад по-разному. Кто-то помогает своим участием, кто-то оказывает информационную поддержку, кто-то вносит финансовый вклад – мы благодарны каждому. Ежегодно мы принимаем участие в грантовых проектах, а также используем для поиска финансов новые передовые технологии. В ближайшее время планируется вхождение в реестр поставщиков соцуслуг.

Чтобы взяться за такое дело, как помощь людям, нужна какая-то внутренняя ценностная мотивация. Какова она у Вас?

– Любовь к Богу, любовь к людям – самая лучшая мотивация. Вопрос, насколько ты преуспел в этой любви. Сердце внимательное, слушающее и слышащее обязательно почувствует фальшь, натянутость, некую искусственность, если тебе  недостает душевной щедрости. К сожалению, я чувствую в себе эту фальшь. Но это как раз и мотивирует меня. Фальшь как будто хочет сломить меня, связать меня по рукам, но я каждый раз принимаю ее вызов и сопротивляюсь, уповая на Божию помощь, потому что я верю в Любовь.

 

Беседовала Юлия Алексеева

 

 



"Образ и подобие"